倫理をめぐる新カント派と経験批判論者との論争

Research output: Contribution to journalArticle

Abstract

Русских марксистов начала XX века в зависимости от их философской направленности можно разделить на три непримиримые группы: «материалистов» (Г. Плеханов и др.), «неокантианцев» (С. Булгаков, Н. Бердяев и др.) и «эмпириокритиков» (А. Богданов, А. Луначарский и др.). Настоящая статья посвящена переосмыслению характера спора об этике, разгоревшегося между «неокантианцами» и «эмпириокритиками» в 1900-1910 гг. Как известно, «неокантианцы» отвергали позитивизм за его естественнонаучный (биологический) детерминизм и гедонизм (утилитаризм) и рассматривали эмпириокритицизм в качестве его типичного выражения. Для преодоления позитивизма «неокантианцы» проповедовали идеи верховного идеала и абсолютного долга. В свою очередь, «эпириокритики», возражая «неокантианцам», утверждали, что абсолютный идеал подчиняет себе людей и неизбежно приводит к фатализму. «Неокантианцы» критиковали взгляды «эмпириокритиков» за отсутствие идеала, однако «эмпириокритики» не отвергли идеал сам по себе: они только лишь отказывались считать идеал и долг метафизическими и абсолютными категорями. По их утверждению, постановка и реализация идеала возможны и без абсолютизации идей. Обе группы философов одинаково находили свой идеал в полноте и развитии человеческой жизни и стремились создать этическую теорию для реализации этого идеала через активную человеческую деятельность. При этом обе группы осуждали мнение противников за якобы слишком поверхностное разрешение основополагающего вопроса философии. Нужно также отметить, что, несмотря на разницу философских взглядов, обе группы имели перед собой одинаковые цели и фактически спорили по поводу способов разрешения общей задачи. Вне всякого сомнения, в этом споре отразилось стремление молодых марксистов к немедленному и полному решению самых серьезных вопросов человеческого духа.
Original languageJapanese
Pages (from-to)67-75
Number of pages9
Journal言語文化論究
Issue number34
DOIs
Publication statusPublished - 2015

Cite this

倫理をめぐる新カント派と経験批判論者との論争. / 佐藤正則.

In: 言語文化論究, No. 34, 2015, p. 67-75.

Research output: Contribution to journalArticle

@article{9406d2319b10429ca3849126ad923305,
title = "倫理をめぐる新カント派と経験批判論者との論争",
abstract = "Русских марксистов начала XX века в зависимости от их философской направленности можно разделить на три непримиримые группы: «материалистов» (Г. Плеханов и др.), «неокантианцев» (С. Булгаков, Н. Бердяев и др.) и «эмпириокритиков» (А. Богданов, А. Луначарский и др.). Настоящая статья посвящена переосмыслению характера спора об этике, разгоревшегося между «неокантианцами» и «эмпириокритиками» в 1900-1910 гг. Как известно, «неокантианцы» отвергали позитивизм за его естественнонаучный (биологический) детерминизм и гедонизм (утилитаризм) и рассматривали эмпириокритицизм в качестве его типичного выражения. Для преодоления позитивизма «неокантианцы» проповедовали идеи верховного идеала и абсолютного долга. В свою очередь, «эпириокритики», возражая «неокантианцам», утверждали, что абсолютный идеал подчиняет себе людей и неизбежно приводит к фатализму. «Неокантианцы» критиковали взгляды «эмпириокритиков» за отсутствие идеала, однако «эмпириокритики» не отвергли идеал сам по себе: они только лишь отказывались считать идеал и долг метафизическими и абсолютными категорями. По их утверждению, постановка и реализация идеала возможны и без абсолютизации идей. Обе группы философов одинаково находили свой идеал в полноте и развитии человеческой жизни и стремились создать этическую теорию для реализации этого идеала через активную человеческую деятельность. При этом обе группы осуждали мнение противников за якобы слишком поверхностное разрешение основополагающего вопроса философии. Нужно также отметить, что, несмотря на разницу философских взглядов, обе группы имели перед собой одинаковые цели и фактически спорили по поводу способов разрешения общей задачи. Вне всякого сомнения, в этом споре отразилось стремление молодых марксистов к немедленному и полному решению самых серьезных вопросов человеческого духа.",
author = "正則 佐藤",
year = "2015",
doi = "10.15017/1500411",
language = "Japanese",
pages = "67--75",
journal = "言語文化論究",
issn = "1341-0032",
publisher = "九州大学大学院言語文化研究院",
number = "34",

}

TY - JOUR

T1 - 倫理をめぐる新カント派と経験批判論者との論争

AU - 佐藤, 正則

PY - 2015

Y1 - 2015

N2 - Русских марксистов начала XX века в зависимости от их философской направленности можно разделить на три непримиримые группы: «материалистов» (Г. Плеханов и др.), «неокантианцев» (С. Булгаков, Н. Бердяев и др.) и «эмпириокритиков» (А. Богданов, А. Луначарский и др.). Настоящая статья посвящена переосмыслению характера спора об этике, разгоревшегося между «неокантианцами» и «эмпириокритиками» в 1900-1910 гг. Как известно, «неокантианцы» отвергали позитивизм за его естественнонаучный (биологический) детерминизм и гедонизм (утилитаризм) и рассматривали эмпириокритицизм в качестве его типичного выражения. Для преодоления позитивизма «неокантианцы» проповедовали идеи верховного идеала и абсолютного долга. В свою очередь, «эпириокритики», возражая «неокантианцам», утверждали, что абсолютный идеал подчиняет себе людей и неизбежно приводит к фатализму. «Неокантианцы» критиковали взгляды «эмпириокритиков» за отсутствие идеала, однако «эмпириокритики» не отвергли идеал сам по себе: они только лишь отказывались считать идеал и долг метафизическими и абсолютными категорями. По их утверждению, постановка и реализация идеала возможны и без абсолютизации идей. Обе группы философов одинаково находили свой идеал в полноте и развитии человеческой жизни и стремились создать этическую теорию для реализации этого идеала через активную человеческую деятельность. При этом обе группы осуждали мнение противников за якобы слишком поверхностное разрешение основополагающего вопроса философии. Нужно также отметить, что, несмотря на разницу философских взглядов, обе группы имели перед собой одинаковые цели и фактически спорили по поводу способов разрешения общей задачи. Вне всякого сомнения, в этом споре отразилось стремление молодых марксистов к немедленному и полному решению самых серьезных вопросов человеческого духа.

AB - Русских марксистов начала XX века в зависимости от их философской направленности можно разделить на три непримиримые группы: «материалистов» (Г. Плеханов и др.), «неокантианцев» (С. Булгаков, Н. Бердяев и др.) и «эмпириокритиков» (А. Богданов, А. Луначарский и др.). Настоящая статья посвящена переосмыслению характера спора об этике, разгоревшегося между «неокантианцами» и «эмпириокритиками» в 1900-1910 гг. Как известно, «неокантианцы» отвергали позитивизм за его естественнонаучный (биологический) детерминизм и гедонизм (утилитаризм) и рассматривали эмпириокритицизм в качестве его типичного выражения. Для преодоления позитивизма «неокантианцы» проповедовали идеи верховного идеала и абсолютного долга. В свою очередь, «эпириокритики», возражая «неокантианцам», утверждали, что абсолютный идеал подчиняет себе людей и неизбежно приводит к фатализму. «Неокантианцы» критиковали взгляды «эмпириокритиков» за отсутствие идеала, однако «эмпириокритики» не отвергли идеал сам по себе: они только лишь отказывались считать идеал и долг метафизическими и абсолютными категорями. По их утверждению, постановка и реализация идеала возможны и без абсолютизации идей. Обе группы философов одинаково находили свой идеал в полноте и развитии человеческой жизни и стремились создать этическую теорию для реализации этого идеала через активную человеческую деятельность. При этом обе группы осуждали мнение противников за якобы слишком поверхностное разрешение основополагающего вопроса философии. Нужно также отметить, что, несмотря на разницу философских взглядов, обе группы имели перед собой одинаковые цели и фактически спорили по поводу способов разрешения общей задачи. Вне всякого сомнения, в этом споре отразилось стремление молодых марксистов к немедленному и полному решению самых серьезных вопросов человеческого духа.

U2 - 10.15017/1500411

DO - 10.15017/1500411

M3 - 記事

SP - 67

EP - 75

JO - 言語文化論究

JF - 言語文化論究

SN - 1341-0032

IS - 34

ER -